ОТРАЖЕНИЕ И ПРЕОДОЛЕНИЕ ОПЫТА НАСИЛИЯ В ПРОЦЕССЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ АРТ-ТЕРАПИИ, ПРОВОДИМОЙ В ДОМЕ РЕБЕНКА: ОПИСАНИЕ СЛУЧАЯ

Дети могут становиться в семье не только свидетелями, но и объектом насилия. В этом случае дом уже не ассоциируется у них с безопасностью, любовью и надежностью. В доме ре­бенка, где автор этой главы работает в качестве арт-терапевта, находятся дети, многие из которых перенесли травматичный опыт насилия. Хотя установить это не всегда возможно, име­ющиеся у них эмоциональные и поведенческие нарушения указывают на полученную психическую травму. Участие та­ких детей в арт-терапевтических занятиях позволяет получить свидетельства их эмоционального неблагополучия и в то же время дает детям возможность преодоления последствий пси­хической травмы.

В данной главе описывается пример арт-терапевтической работы с четырехлетней девочкой по имени Даша (имя изме­нено), находящейся в доме ребенка и имеющей негативный ранний опыт пребывания в семье. Имелись эмоциональные и поведенческие признаки перенесенного ею насилия. Специа­листы дома ребенка отмечали наличие у девочки таких проявлений посттравматического стрессового расстройства, как аутоагрессивные действия, расстройства питания, ночные кошмары, чрезмерный самоконтроль (на окружающих Даша производила впечатление «девочки-паиньки»), избегающее поведение, плохая концентрация внимания.

Участие девочки в индивидуальных арт-терапевтических за­нятиях позволило подтвердить перенесенное ею насилие во время нахождения девочки в семье. Поскольку насилие является сложным предметом для обсуждения, в частности из-за того-, что его жертвы часто подвергаются шантажу во избежание раз­глашения обстоятельств преступления, арт-терапевтический подход является эффективным средством установления с ре­бенком диалога, мобилизации его защитно-приспособительных реакций и достижения лечебно-реабилитационных эффектов. С девочкой был проведен курс индивидуальных арт-терапев­тических занятий. Арт-терапевт использовала различные тех­ники и задания, позволяющие организовать поведение девочки и предоставляющие ей определенные символические средства для выражения и проработки травматичного опыта. Учитывая высокую вероятность хаотичного поведения, характерного для жертв насилия, арт-терапевт считала такой подход к работе оп­равданным. Она также предоставляла девочке различные мате­риалы и плотные физические объекты, такие, в частности, как гипсовые маски, куклы, природные объекты с устойчивыми границами, полагая, что это будет способствовать контейнированию и организации сложных переживаний. Арт-терапевт так­же сознательно использовала такие объекты, которые могут затрагивать опыт, связанный с детско-родительскими отноше­ниями и домом, а также помогать в выражении чувств и пред­ставлений, связанных с восприятием девочкой самой себя и других людей. Такие соображения также лежали в основе ис­пользования в ходе занятия повествовательного подхода, свя­занного с чтением сказки и созданием девочкой образов, отра­жающих ее восприятие повествовательного материала.



Несмотря на активное использование арт-терапевтом орга­низующих интервенций, во время арт-терапевтических заня­тий Даша тем не менее могла свободно выбирать любые изоб­разительные материалы и переходить от одних видов деятель­ности к другим.

Описание процесса арт-терапевтической работы с Дашей

Начало работы

Во время первых арт-терапевтических сессий девочка была скована, особой активности не проявляла. Возникало ощущение, что она живет в своем мире и не желает никого в него впускать. На сессиях либо молчала, либо говорила несколько незначительных фраз. Арт-терапевтическая работа с Дашей поначалу строилась в форме знакомства с разными изобрази­тельными материалами, что даже без создания какой-либо образной продукции могло обеспечить снятие психоэмоционального напряжения. Хотя Даша попробовала работать с раз­ными материалами, но особого интереса они у нее не вызвали. Даша впервые оживилась, когда арт-терапевт предложила ей порисовать на зеркале, которое имелось в арт-терапевтическом кабинете. Зеркало было в полный рост ребенка. Арт-терапевт предложила Даше воспользоваться для рисования на зеркале красками, кисточками и емкостью с водой чтобы на­рисовать на зеркале то, что ее пугает, либо то, как может выг­лядеть страх. - :

Во время рисования на зеркале ребенок видит свое отраже­ние через нарисованный им страх. Происходит соединение изображения с фигурой ребенка, что может провоцировать усиление у него ощущения собственной «нечистоты» и «заг­рязненности» страхом. С другой стороны, у него есть возмож­ность отстраниться от страха и сохранить над ним контроль, что обеспечивает безопасность в работе с фобией. Поскольку страх девочки связан с окном, при подготовке к занятию арт-терапевт прикрепила к стене нарисованное окно. В начале сес­сии девочка попросила поставить музыку. Слушала музыку Хачатуряна «Танец с саблями» очень внимательно, глубоко дышала. Затем нарисовала на зеркале зеленого человека и до­бавила красный цвет (рис. 15).



Рис. 15. Даша рисует на зеркале зеленого человека, ассоциирующегося с монст: ром и ночными страхами.

После этого стала смывать изображение большим количе­ством мыльной воды, приговаривая: «Мы чистим, чистим чис­то», попросила еще раз поставить музыку. Позже сказала: «Это монстр улетает в окно. Больше не вернется? Да?» В данном случае в процессе работы со страхом произошло метафоричес­кое «отмывание» девочкой своего тела и освобождение от стра­хов прошлого (рис. 16).

Рис. 16. Даша смывает с зеркала изображение зеленого человека.

Последующие три сессии были основаны на творческой деятельности, следующей после прочтения сказки, посвящен­ной теме расставания и воссоединения.

Вторая сессия

Начиная сессию, арт-терапевт спросила девочку, не хочет ли она послушать сказку, и, получив от нее положительный ответ, прочитала сказку девочке. Арт-терапевт сама сочинила эту сказку, полагая, что ее текст может стимулировать те пере­живания и фантазии, которые связаны с темой расставания и воссоединения. Поскольку сказка имела несколько частей, на данной сессии была зачитана только первая часть.

«В одном красивом уютном озере жили рыбки. Они были сча­стливы, потому что любили друг друга. Самой большой и сильной была Рыжая Рыбка, Синяя Рыбка была нежной и лас­ковой, а Маленький Полосатик любил озорничать и смеять­ся. И все было хорошо, но только рыбки решили перебрать­ся в другое озеро. Туда, где будет больше солнца и воды, туда, где рядом с берегом растут ароматные цветы и ба­бочки, перелетая с лепестка на лепесток, лакомятся нектаром. Рыбки собрали все свои вещи, начистили плавники и перебрались на голубое озеро, которое было их мечтой».

Девочка внимательно прослушала сказку. После этого арт-терапевт предложила ей создать рисунок, отражающий то, что она представила себе, слушая сказку. Арт-терапевт также по­казала Даше на имеющиеся в кабинете материалы и предметы, которые Даша, при желании могла бы использовать для созда­ния композиции: шаблоны рыбок, пластилин, листы бумаги, краски, кисточки, цветы (объемные, шаблоны, гербарий).

Даша черным цветом стала изображать дороги в левой ниж­ней части листа бумаги. Внешний вид девочки говорил о яв­ном удовольствии от работы. Она сразу заговорила о страш­ном волке с большими когтями, который гоняется за малень­кими поросятками. Затем рассказала о Дюймовочке и ласточ­ке, у которых нет дома, и поэтому они живут на песке.

Затем на черных дорожках в большом количестве она на­клеила рыбок, используя готовые формы, имевшиеся в каби­нете. На нижней дороге от обилия воды образовались пузырь­ки черной краски, появление которых девочка прокомменти­ровала: «Ой, глазки полопались!» Даша многократно пачкала воду, задавая при этом арт-терапевту вопрос, не страшно ли ей. В то же время Девочка несколько раз просила арт-терапевта менять грязную воду на чистую, явно испытывая потребность в активной поддержке с ее стороны.

Создавая свой рисунок, Даша в определенный момент рас­красила свои руки и показала их арт-терапевту со словами: «Шоколадные ручки». Было видно, что она при этом испыты­вает удовольствие. В конце сессии Даша добавила к своему ри­сунку изображение вертикальной зеленой дороги с пузырька­ми от воды, а также оранжевой дороги в верхней части рисун­ка, к которой она прикрепила рыбок. Перед тем как прикре­пить рыбок, Даша окунала шаблоны в темную воду,

Во время работы Даша выражала обеспокоенность за то, что ее работу может испортить младшая сестра (также находящая­ся в доме ребенка) или она сама. Девочка несколько успокои­лась, когда арт-терапевт заверила ее, что рисунок получился удач­ный, и что он будет сохранен в надежном месте у арт-терапевта.

Третья сессия

На следующей сессии работа на материале сказки была про­должена. Арт-терапевт предложила Даше, при желании, вос­пользоваться тем рисунком, который Даша создала на преды­дущем занятии, возможно, дополнить его новыми элемента­ми, используя краски, кисточки, а также бересту. Арт-тера­певт планировала в определенный момент занятия помочь Даше инсценировать сказку, используя созданный рисунок. Затем арт-терапевт зачитала вторую часть сказки.

«Вода была теплой, песок нежным и добрым. Рыбкам каза­лось, что они нашли лучший дом на свете. Но однажды по­дул сильный ветер, небо затянуло тучами, волны были так высоки, что, казалось, долетали до самых больших деревь­ев. Рыбки старались держаться вместе, сопротивляясь вол­нам. Через какое-то время ветер стих, вода снова стала го­лубой. Жители озера огляделись и увидели, что Рыжей Рыб­ки нет среди них. Синяя Рыбка и Маленький Полосатик зва­ли большую сильную рыбку, но та не откликнулась ни через день, ни через два. Синяя Рыбка и Маленький Полосатик учились жить без Рыжей Рыбки, и у них это получалось».

Прослушав сказку, Даша стала рисовать зеленую рыбку и желтую собаку. Спустя короткое время заговорила о монстре и начала изображать его, используя рыжий цвет. При этом она говорила, что он пугает ее, преследует ночью в спальне, хочет, чтобы она была его сестрой, что вызывает у Даши сильное внут­реннее сопротивление и беспокойство.

В процессе работы она сообщила, что на нее обиделись иг­рушки, которым она не давала спать. По высказываниям Даши создавалось впечатление, что она испытывает чувство вины:

— Почему цвет грязный?

— Так получилось.

— Это я его испачкала?

Кроме того, девочка была явно не уверена в себе, ничего не брала сама, всегда осторожно спрашивала разрешения, преж­де чем на что-то решиться. Во время сессии Даша также не­сколько раз красила ногти кисточкой и мыла их в банке с во­дой. Улыбалась на замечание арт-терапевта, о том, что она как большая тетя. Увидев на своих ногтях красную краску, с яв­ным восхищением и удовольствием произнесла: «Это как кровь!» после этого стала красить себе веки:

— Это тени.

— А кто красится тенями?

— Женщины

— А ты тоже женщина?

-Да!

Далее Даша стала лепить из пластилина грибочки. Сказку про рыбок пришлось модифицировать в сказку, главными ге­роями которой были грибочки. Сначала ветром унесло папу, затем маму, а потом и маленький грибочек. В конце сессии девочка изъявила желание лепить крокодила (персонифика­ция родителей), приготовив для работы три куска пластилина. Предложение арт-терапевта соединить три части крокодила в одно целое девочка приняла, но заявила, что не хочет делать это сама. Арт-терапевт стала помогать Даше вылепить кроко­дила, но, в то же время следила за тем, чтобы Даша брала ини­циативу в свои руки. Последние действия по созданию кроко­дила из пластилина девочка выполнила сама, а затем провери­ла крокодила на прочность, убедилась, что его отдельные час­ти соединены достаточно прочно. Делая это, она насторожен­но обращалась к арт-терапевту: «А теперь унесло папу .» Одна­ко услышав, что части соединены очень крепко и никакие вет­ра крокодила уже не разрушат, облегченно вздохнула и улыб­нулась. На этом сессия была завершена.

Четвертая сессия

На этой сессии арт-терапевт зачитала Даше третью, заклю­чительную часть сказки, предупредив ее, что, также, как и на предыдущих занятиях, прослушав сказку, Даша сможет вмес­те с арт-терапевтом создать композицию или даже проиграть историю, используя ящик с песком, фигурки лягушонка, ик­ринки, и трех рыбок, а также березу, камни, магнитофон и аудиокассету со звуками журчания воды.

«Жизнь на голубом озере вновь стала проявляться в радуж­ных цветах, снова со всех сторон были слышны песни и смех. Синяя Рыбка и Маленький Полосатик любили проводить время вместе. Особенно радостно было перелетать с листочка на листочек, передразнивая бабочек. Рядом с озером росла береза. Она всегда была рядом, поэтому в нужный момент помогала, давала советы или просто пела песни. И вот в один из солнечных дней, когда рыбки забавлялись любимой игрой, подул ветер и унес один из листочков далеко от голубого озера. На этом листочке был Маленький Полосатик. Когда ветер стих и рыбка посмотрела вокруг, то увидела, что рядом с ним другое озеро, вместо бабо­чек здесь много лягушек и на берегу уже не растут ароматные цветы. Знакомой была только большая береза.

— Привет! Ты как здесь оказался?— спросил зеленый Лягушо­нок, подойдя к Полосатику.

— Прилетел, —ответила рыбка.

— Ты летучая рыбка! Здорово!

— А кто это рядом с тобой?— спросил Полосатик, указывая на рыжий комочек рядом с лягушонком. ;

— Это Икринка — мой друг! Хочешь, он будет и твоим дру­гом?

— Очень хочу! Я буду о нем заботиться, ведь икринка такая маленькая .

— Слушай, а куда ты полетишь теперь?— поинтересовался Лягушонок.

— Я бы хотел найти Синюю Рыбку. Только полететь я смогу, когда подует ветер, но разве его дождешься?!

Тут в разговор вмешалась береза.

— Зачем ждать ветер? Вы можете соединить два озера и пе­реплыть из одного в другое.

— Как я могу, ведь у меня нет лапок,— пожаловалась рыбка, прижимая к себе икринку.

— Зато они есть у меня,— отозвался Лягушонок,— я буду де­лать канавку, а ты поплывешь по ней.

— А как же наш друг Икринка?

— Мы возьмем его с собой. Мы же должны заботиться о нем. А потом, когда озера соединятся, будем ходить друг к другу в гости, не дожидаясь ветра.

— Хорошо! — согласился Полосатик, и друзья принялись за работу. Береза помогала им советом, показывая дорогу. Во вре­мя дождя или жаркого солнца прятала в зелени своих листьев. И очень скоро Икринка, Лягушонок и Маленький Полосатик по­чувствовали ароматный запах прибрежных цветов .»

Прослушав сказку, Даша стала с удовольствием возиться руками в песке. Затем отвлеклась от работы и стала примерять цветочки из гербария к своей голове, смотрелась в зеркало, улы­балась. После этого стала поливать песок большим количеством воды, пыталась разорвать резиновую рыбку пополам, говори­ла, что хочет вырвать рыбке глазки. Озеро из сказки Даша уст­роила в раковине. На предложение закрасить воду откликну­лась тем, что выбрала черный цвет. Заселила в озеро рыбку, лягушонка и икринку. Спустила эту воду. Затем поочередно окрашивала воду в розовый, коричневый, снова в розовый, белый и бледно-зеленый цвета. С удовольствием неоднократ­но спускала получившуюся воду и набирала новую. В очеред­ной раз закрасив воду в черный цвет, Даша сказала, что это ночь, и ей страшно жить в ней, но, не скрывая удовольствия, настойчиво, все сильнее затемняла воду. После этого девочка стала красить губы черной краской, брала кисточку в рот, де­лала ею толкательные движения.

Затем Даша сказала, что она — грустный клоун. Данные действия повторяла несколько раз, заостряя внимание на том, что это уже не клоун, а женщина. После этого с особой увле­ченностью закрасила синей краской губы арт-терапевту, очень радовалась этому, смотрела в зеркало на свое отражение и от­ражение арт-терапевта. Спустя некоторое время Даша сама стала мыть арт-терапевту лицо.

Пятая сессия

В процессе арт-терапевтического сопровождения детей-си­рот арт-терапевт неоднократно использовала технику работы с представлением о семье. В качестве исходного материала де­тям даются шаблоны фигур (женской, мужской, детской), а затем им предлагается раскрасить эти шаблоны и, при жела­нии, прокомментировать свою работу. На очередном занятии Даше также была предоставлена возможность поработать с использованием этой техники.

Во время комментирования своей работы девочка говори­ла, что папа бьет маму, после чего «идет красный снег, а девоч­ка спит в кроватке и ничего не видит».

Шестая - восьмая сессии

Постепенно в работах девочки стали более активно прояв­ляться определенные особенности. Даша стала более активно загрязнять пространство вокруг себя (пачкала кабинет крас­ками, клеем ПВА). Нередко ее действия, имея символический характер, говорили о стремлении заблокировать визуальный канал восприятия. Так, например, во время использования тех­ники «Кукла», когда арт-терапевт предложила Даше раскрасить куклу так, как он, захочет, Даша закрасила кукле желтым цве­том тело, а красным — ноги, волосы и лицо. Затем она долго закрашивала глаза (рис. 17).

Рис. 17. Даша закрашивает кукле глаза.

После этого она смыла краску с куклы, используя большое количество мыльной воды. Снова стала рисовать на кукле, ска­зав, что гениталии будут красными. Намочила тряпку в гряз­ной воде, где ополаскивала кисточки, стала смывать ей крас­ку с куклы. Фигура куклы при этом напоминала окровавлен­ное тело (рис. 18—19).

На следующем занятии, в про­цессе рисования на гипсовой маске поначалу созидательная деятельность Даши, сопровожда­емая положительными эмоция­ми, сменилась деструктивными действиями (рис. 20 — 22). Снача­ла девочка закрасила левый глаз маски желтым цветом и брызну­ла серым цветом на рот. Захоте­ла смешивать краски, долго кис­точкой перекладывала гуашь из одной баночки в другую (подоб­ные действия Даша уже соверша­ла на одной из предыдущих сес­сий). Затем смывала краски с маски в проточной воде.

Старалась разбить, разорвать маску под водой, хотя несколь­кими минутами раньше она сама назвала маску Дашей. Как толь­ко маска была разрушена, Даша стала красить себе ногу, нарисо­вала пятно красного цвета (рис. 23). На вопрос арт-терапевта, что это, ответа не последовало. Даша поспешила снять передник и по­просилась в группу. Мыть ногу не стала, попросив разрешить оставить пятно на ноге.

Деструктивные действия по отношению к маске проводи­мые под струями воды были явным проявлением аутоагрес-сии. Кроме того, в процессе сессии девочка часто уходила от ответов на вопросы, которые могли напрямую или косвенно затрагивать травматичный опыт ее пребывания в семье. В то же время нежелание девочки смывать с себя нарисованное на ноге красное пятно (которое у арт-терапевта ассоциировалось с прижиганием сигаретой) указывает на стремление ребенка воспроизвести травматичную ситуацию.

Рис. 20—22. Манипуляции с маской.

Рис. 23. Пятно красного цвета, нарисованное Дашей на теле.

В последующем была также ис­пользована техника фотоколла­жа. Арт-терапевт предложила девочке воспользоваться вы­резками из журналов, ножни­цами, фломастерами, тенями, помадой и красками. Даша выб­рала фотоизображения трех мужчин. Особое внимание за­острила на мужчине с голым торсом и в плавках. Сказала: «Этот дядя мне не нравится, потому что он голый». После этого Даша разрезала его фото­графию. Ножницами разреза­ла ему правую сторону тела, руку до локтя. По всей видимо­сти, Даша таким образом отреагировала травматичный опыт, использовала стратегию заместительной виктимизации.


otrazhenie-napadeniya-na-storozhevuyu-zastavu.html
otrazhenie-potokov-denezhnih-sredstv-po-operacionnoj-deyatelnosti.html
    PR.RU™